Category: рукоделие

основа

Сказка о Принцессе и перезревшей горошине.

В высокой башне, что стоит на обрыве скалистой горы, сидит Принцесса. Дела её идут неважно: сидеть целыми днями и смотреть на горный поток далеко внизу, причем для этого надо высунуться по пояс в крохотное окно – удовольствие сомнительное. У Принцессы есть пряжа и спицы, но она не хочет вязать, есть у неё также чучело черного, с желтыми подпалинами на брюхе, кота, но он не умеет разговаривать. Есть у Принцессы даже цветной телевизор, но по нему, сутки напролет показывают рекламу прокладок Always, от которой Принцесса бьется в исступлении головой о мягкие бархатные стены цвета слоновой кости. В общем, неважно у Принцессы с досугом.

Комната, в которой сидит Принцесса, не имеет двери, казалось бы, чем не повод развлечь себя: поразмыслить, как же она попала в высокую башню, если у комнаты нет даже двери, но Принцессе такие мысли не приходят в голову. Спит Принцесса на огромной пуховой перине, свернувшись калачиком и зажав между локтями и коленями крупную и явно перезревшую горошину. Снится Принцессе мир за окном высокой башни, такой странный, далекий и чужой. Иногда, во сне, она видит Принца на белом коне, что с боем крушит стражу у подножия башни и стрелой взлетает по крутой винтовой лестнице, высекая искры с гранитных ступеней своими золотыми шпорами. Поднявшись на самый верх башни, Принц оказывается в тупике, ведь в комнате Принцессы нет двери. Он бьёт в отчаянии кулаком в сухой крепкий камень. В глазах Принца стоят слёзы. Помолчав, переминаясь с ноги на ногу пару минут, для приличия, Принц медленно спускается вниз, садится на своего белого коня и скачет прочь.

Однажды на край окна сел Ворон. Он покосился на Принцессу и скрипучим голосом каркнул:
- Сидишь?
- Сижу, - ответила Принцесса, не приходя в сознание.
- И чего ждешь?
- Не чего, а кого, - многозначительно сказала Принцесса, - Принца жду. На белом коне.
- Кхм… - Ворон задумался, помолчал минуту и произнес, - так у твоей комнаты нет двери, как же он сюда попадет?
- А это его проблемы. Положено так. Принц спасает Принцессу из башни, круша охрану. И чтобы непременно на белом коне.
- А если конь гнедой масти будет?
- Пусть ищет себе тогда другую Принцессу.
Ворон вновь замолчал. Он смотрел на Принцессу то одни глазом, то другим, переминался с ноги на ногу и, наконец, сказал:
- Слушай, а ты чего сама отсюда не спасешься? Вон у тебя куча пряжи, будто специально тут оставлена. Сплети себе прочную веревку, зацепи конец, да вот хотя бы за ножку твоей кровати, да и спустись на землю. И будешь счастлива с Принцем, и умрешь с ним в один день.
- Вот ещё! Может мне ещё его коня на скаку остановить? Все норовят женщине на шею сесть, а сами пальцем о палец не соизволят ударить…
- Но ведь двери-то нет? – попытался возразить Ворон.
- А это не мои трудности, знаешь ли. Я сижу в башне, он, - Принцесса кивнула головой в неопределенном направлении, - спасает. А если я сама всё делать буду, зачем мне Принц?
- Ну, ясно, – Ворон повернулся к Принцессе спиной, - дело твоё, но не думаю, что вы с ним встретитесь. Все-таки сложно попасть в помещение, в которое нет ни входа, ни выхода. Но тебе, конечно, видней. Прощай!
Ворон улетел, а Принцесса, неуверенно повертев в руках спицы, отложила их, вздохнула и легла на огромную пуховую перину, свернувшись калачиком и зажав между локтями и коленями крупную и явно перезревшую горошину.
Конец.


- Папа, а эта Принцесса, она дура?
- Ну что за слова! Хотя, наверное, ты права дочь. Ладно, спи давай.