Дима (trablin) wrote,
Дима
trablin

Categories:

Старушка и студент.

Жила-была в большом доме старушка. И в квартире её комнат было видимо-невидимо. Раньше, по молодости, старушка была женой генерала и проехала за мужем полстраны и всю Москву. А когда старый генерал умер, осталась одна в хоромах белокаменных, окнами выходящих на юридический институт. Жить ей одной было грустно и тяжело, и решила она пустить к себе на постой мо́лодца, аль де́вицу, чтобы скрасили её сложный быт, да поболтать было с кем о припарках Геннадия Малахова, да про то, как коммунисты страну развалили.


И пришёл как-то к старушке мо́лодец. Постучал в дверь, кожей свиной обитую, да только не открыл никто. Постучал тогда он сильнее, да всё без толку – хорошую дверь оставил после себя старый генерал. Сел тогда мо́лодец на ступеньку и горько заплакал. Так бы и кручинился он, кабы не вспомнил, что есть над дверью кнопка заветная. Обрадовался, вскочил, да что есть силы, нажал. И раздалась на весь подъезд трель соловьиная, да не просто трель, а с мелодией. Что из мультика про крокодила и мутанта невиданного, что ушами своими свет солнечный заслоняет.

Отворилась дверь, а в дверях старушка стоит. Глаза у старушки зелёные, а росту в ней под метр восемьдесят. Приглаживает старушка волосы серебром искрящиеся, а ладонь у старушки сухая, да твердая, на лопату-подборку похожая.
- Здравствуй бабушка.
- И тебе не хворать, милок. Ты по объявлению, аль свидетель и́егов?
- По объявлению, бабушка, по объявлению. В институт я приехал поступать, из села Кукуева. Очень я, бабушка, химию люблю. Поэтому факультет я выбрал - юридический, чтоб законы знать и государству послужить.
- Ну что же, проходи, живи, только шалостей не позволю я.
- Уж будь спокойна, я человек серьёзный, отвлекать тебя не буду и девок распутных водить ни-ни!

Стали они вместе жить. Мо́лодец на «уголовное право» поступил, девок загульных не водил, знай, себе всё в комнате опыты химические ставил. Бывало всю ночь напролёт, что-то бубнил, да склянками звенел. А поутру убегал весь помятый - всклокоченный, но довольный. Старушка на него не нарадовалась.

И вот однажды так случилось – заболела у старушки голова, да давление артериальное начало прыгать вверх-вниз. Да так сильно, что хоть волком серым вой. Стала она по квартире бродить, да лекарство искать. Да только все таблетки у бабушки кончились, один валидол остался. Бродила она, бродила, да случайно в студентову комнату зашла. А у него на столе баночка стоит, а на ней «Верапамил» написано. Обрадовалась старушка, да целую таблетку и проглотила.

И хворь стариковская тут же прошла. Стало старушке легко и хорошо, словно де́вица она красная, молодая, да сильная. Побежала она в комнату и телевизор с канала «Здоровье» на музыкальный переключила. А там, по каналу музыкальному, показывали белёсого паренька немецкого, что на басурманском языке про бесконечное лето пел. Языка старушка не знала, но смысл песни уловила- стала петь-танцевать, да сальто-мортале крутить.

Пришел студент домой, увидал он старушку, что прыгает да коленца выбрасывает. Побежал он в комнату свою, да таблетки пересчитал. Разулыбался студент и пустился со старушкой в пляс. Пообещал он ей, что теперича давление ей – не помеха. С тех пор зажили они припеваючи. Старушка всем своим приятелям-старичкам студентовы таблетки порекомендовала, и во всем районе не было веселее народа, чем пенсионеры.
А студент стал ездить на чёрном Лексусе и открыл сеть аптек, что всех московских стариков на ноги подняла и плясать заставила.

А Малахова с тех пор никто и не смотрит.

Тут и сказке конец.



Песня про бесконечное лето.






Все мои рассказы можно найти тут
Tags: рассказы, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments